Вторник, 18.06.2024, 18:25

Форма входа
Приветствую Вас,
Гость!
Вы на сайте: дней.
Вы в группе: Гости
Новых ЛС:
Профиль: Перейти
Браузер:
IP adres: 100.28.227.63.
Меню сайта
Международные турниры
Наш опрос
Лучший вратарь?

Всего ответов: 504
Прошедший матч
Товарищеский матч
4:0
23.03.2024
Следующий матч
Товарищеский матч
VS
07.06.2024
до матча осталось:
ТОП-20 профилей игроков
7189
Ахмедов Машаллах Ахмед-оглы
6604
Шатов Олег Александрович
6579
Апухтин Герман Николаевич
6390
Терехов Игорь Иванович
5577
Полоз Дмитрий Дмитриевич
5253
Алейников Сергей Евгеньевич
5119
Газинский Юрий Александрович
5093
Горлукович Сергей Вадимович
4912
Шанин Александр Серафимович
4681
Акинфеев Игорь Владимирович
4679
Татарчук Владимир Иосифович
4652
Афанасьев Андрей Игоревич
4507
Дасаев Ринат Файзрахманович
4416
Арифуллин Алексей Саярович
4414
Кузнецов Олег Владимирович
4340
Архангельский Григорий
4170
Шалимов Игорь Михайлович
4160
Иванов Андрей Евгеньевич
3863
Черчесов Станислав Саламович
3734
Бессонов Владимир Васильевич
Друзья сайта
Нас считают
Всего на сайте: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0






Locations of visitors to this page

Главная » 1952  

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1952 год. Часть третья.

КОГДА-ТО И БРЕЖНЕВ БЫЛ ПРОСИТЕЛЕМ

КОРОТКО О ПОЛОЖЕНИИ

До выезда в Финляндию советская делегация изучила правила проведения олимпийского футбольного турнира. С некоторыми пунктами познакомлю и вас, уважаемые читатели. «Во время турнира действует Положение ФИФА о любительском статусе», — напомнили участникам организаторы. Нас это не касалось — посланцам соцлагеря закон не писан. А вот параграф «Призы» интерес вызвал у «лагерников» живейший. Вопреки распространенному мнению, победителей награждали не золотыми, а «серебряно-позолоченными медалями». Так в тексте. Помимо презренного металла одаривали высококачественной финской бумагой — 12 дипломами: один — команде, 11 — футболистам. За второе место полагались медали из чистого серебра, за третье — бронзовые и соответственно дипломы второй и третьей «свежести».

«В случае возникновения разногласий относительно интерпретации правил, решающее значение будет иметь английский текст». Это к судьям.

При ничьей в основное время после пятиминутного перерыва назначается дополнительное: два тайма по 15 минут без антракта. Снова ничья — будьте добры сыграть повторно, но не ранее чем через двое суток (48 часов) с момента окончания первой встречи. Не выявит победителя и вторая попытка — предусматривался третий матч, если в плотном турнирном графике отыщется время, то есть 48-часовой интервал. Не найдется — падайте на колени, бейте челом, возведите очи и руки к небу и молитесь, молитесь… Услышит господь — жребий его волю исполнит. А у вас, товарищи атеисты, один шанс — влюбить, ну хотя бы расположить к себе фортуну. Сумеете — одарит вас очаровательной белозубой улыбкой.

Обиженным, недовольным работой жрецов Фемиды далеко ходить не обязательно — достаточно строчить жалобы (протесты) в назначенную ФИФА апелляционную комиссию.

Оба последних пункта остались невостребованными — ни тебе протестов, ни жребия. Вру. Жребий однажды бросили, чтобы кому-то без игры предоставить место в 1/8 финала, остальных построить в пары на исходной стадии, в 1/16.

Среди попавших в следующий круг «на халяву», естественно, хозяева — финны, и ни одного представителя социалистической ориентации — «любителей» восточного образца. Они явно превосходили любителей истинных, западных, и реально претендовали на пьедестал. В первую очередь — Венгрия, Югославия и СССР. При счастливом стечении обстоятельств — Болгария с Румынией, при очень счастливом — Польша.

НЕ ШЕЛЬМОВАЛ ЛИ СЛЕПЕЦ?

Официальных рейтингов тогда не существовало. Фаворитов (понятие субъективное) не рассеивали, полностью доверили процесс слепому жребию. А он, пользуясь безнаказанностью, делал все, что заблагорассудится. Глядя на плоды трудов его, возникала грешная мысль: не шельмовал ли слепец? Очень уж повадками напоминал персонажа бессмертного «Золотого теленка», одного из многочисленных отпрысков покойного лейтенанта Шмидта — Михаила Самуэлевича Паниковского. У непосредственного свидетеля, Михаила Якушина, возникли похожие сомнения, подкрепленные весомыми аргументами: «Вместе с тогдашним председателем Всесоюзной футбольной секции Валентином Гранаткиным я отправился на жеребьевку. Сидели мы с ним недалеко от того места, где проходила эта церемония…

И вот она началась. Называют пару «Венгрия — Румыния», затем «СССР — Болгария»… Я не выдерживаю и говорю Гранаткину: «Валентин Александрович, пора вмешиваться, тут же обман какой-то…» А он: «Тише, неудобно…» Не знаю, может быть, я и ошибался, но как могло случиться, что четыре очень сильные команды (заметьте, все из социалистических стран) должны были встретиться друг с другом в матчах с выбыванием еще на предварительном этапе, в то время как в турнире числилось множество просто слабых сборных! Поводом же для моего эмоционального высказывания послужило то, что бумажки с названиями команд, которые вынимались из кубка или чаши (не помню точно), зачитывались вслух, но сидящим в зале, как это обычно делается, не показывались». (М. Якушин «Великая тайна футбола»)

Михаил Иосифович сказал не все. Победитель пары СССР — Болгария выходил в 1/8 финала на югославов: исход их встречи с босоногими индусами (это не метафора: те и в самом деле играли без бутс — правда, в Финляндии их вынудили обуться) сомнений не вызывал. Так из-за происков жребия три фаворита из пяти сошли с трассы на дальних подступах к конечной станции.

15 июля 1952 года состоялся двойной советский дебют на втором по значимости (после чемпионатов мира) планетарном турнире. Николай Латышев (помогал ему Нестор Чхатарашвили) судил встречу Венгрия — Румыния в Турку. Воскрешенная сборная Союза провела свой первый официальный матч в Котке с болгарами. Наш Латышев судил венгров, венгерский арбитр Иштван Жолт — советскую команду. И соперники из «лагерной коммуналки», и судьи. Вы все еще продолжаете верить в слепоту жребия?

Жолт «со помощники» в центре поля. Протяжной сиреной он приглашает к себе «друзей-соперников», за мгновение до этого бережно уложив мяч на белую отметину. Пока футболисты добегут до арбитра, а капитаны совершат с ним обязательный предматчевый ритуал, расскажу о главном герое — без него футбол немыслим. Времени — в обрез. Не раз оказывался я в похожих ситуациях — успевал. И сейчас успею.

ЧУДО-МЯЧ

Яблоко раздора — олимпийский футбольный мяч. Он особенный, изготовлен по спецзаказу и наречен двойным именем — «Селент Супер». Если ничего не путаю, впервые в международных топ-турнирах гоняли мяч без шнуровки: в резиновой камере вырезали отросток, «аппендикс», заменив его клапаном. Хирургическая операция облагородила внешний облик: стал он абсолютно круглым, как изображенное в детских книжках солнышко или луна, набравшая максимальный вес. Стойкий, катился он ровно (когда поляна позволяла), не отклоняясь от строго заданного курса. Отсутствие шнуровки избавляло футболистов от болезненных ощущений и ссадин при соприкосновении с ним верхней конечностью туловища.

Мяч-хамелеон: в зависимости от погоды легко менял окрас. Помните миниатюру Аркадия Райкина с дефицитом, вернее, его отсутствием? Так и здесь. Для сухой погоды есть? Есть: первосортная английская или швейцарская кожа. Для влажной, дождливой погоды? Есть. Легкий мяч (допустимый минимальный вес — 396 г) из дубленой, смазанной жиром кожи. А для ветреной? Тоже есть. Тяжелый мяч — 453 г. При искусственном освещении или с наступлением сумерек играли белым, в яркий солнечный день — оранжевым…

Сведениями о чудо-мяче обогатился в ГАРФ. Фонд 7576, опись 2, дело 735.

СПАСИБО КОЛЕВУ

А вот и Жолт разрядил свой «стартовый пистолет». Первый матч в крупнокалиберных турнирах сложен для любой, даже многоопытной и высококлассной команды. Для дебютантов, в данном случае советской сборной, от которой двухсотмиллионная страна ждала, а партия требовала только победы и вокруг которой толпы сановных «настройщиков» разжигали страсти бесконечными накачками, он сложнее неизмеримо. И соперник — не подарок. В двух предолимпийских московских матчах не поддался: в обоих — 2:2.

Так и играли, зажатые, заторможенные, словно на разных языках друг с другом общались. Да и мяч этот, супер-пупер, слишком уж для наших ребят хорош (у себя таким никогда не играли) — поди приноровись к нему, укроти, заставь, как прирученную собачонку, выполнять команды.

Пинали его два десятка добрых молодцев безжалостно. А он, упрямец, полтора часа терпел боль, сносил издевательства, но волю мучителей так ни разу не исполнил — 0:0.

В дополнительные полчаса играли мы фактически вдесятером. «Подкованный» болгарами в основное время Анатолий Ильин совсем раскис и еле передвигался на своем левом фланге. Олимпиада для него фактически закончилась.

Беда не приходит одна. Вскоре после возобновления игры мы пропустили. Впрочем, здесь к месту другое народное изречение: «Нет худа без добра».

Спасибо болгарскому другу Ване Колеву. Забив Леониду Иванову, он сбросил с наших парней тяжеленные цепи, сломал оковы, раскрепостил, растормошил. Ничего сверхъестественного не произошло — заиграли, как умели. Этого было достаточно. И соперники помогли. Словно испугавшись содеянного, отошли назад, сгрудились у своей штрафной и при первой возможности выбивали мяч далеко на трибуны. Наша сборная спокойно, не теряя головы, подобно маститому гроссмейстеру, завладела пространством, удобно расположила фигуры и, получив ощутимое позиционное преимущество, энергичными ходами в считанные минуты обратила его в материальное. Огромное давление на неприятельские позиции оказывал Ферзь — Всеволод Бобров. Передаю ему слово: «Мне удается один из любимых рывков. Ухожу от защитника, чувствую за собой его горячее дыхание. Надо бить, а то сейчас произойдет толчок. До ворот — метров восемнадцать. Бью. Чувствую, как кто-то виснет на мне. Догнал защитник. Но мяч уже в сетке…

Снова выхожу в прорыв, остаюсь один на один с вратарем. Он падает в ноги, но я успеваю отбросить мяч набегающему Трофимову, и он вкатывает его в пустые ворота. Завидное хладнокровие! Пожелай Василий ударить красиво, «со звоном», и мяч мог спокойно уйти за лицевую, ибо находился наш нападающий под очень трудным углом к воротам» (В. Бобров — «Самый интересный матч»).

Комбинация Ферзя с легкой фигурой завершилась матом болгарскому королю — 2:1.

СССР — Болгария — 2:1 (0:0, 0:0, 2:1).
Голы: Колев, 95 (0:1). Бобров, 99 (1:1). Трофимов, 103 (2:1).
СССР: Иванов, Крижевский, Башашкин, Нырков, Петров, Нетто, Трофимов, Тенягин, Бобров (к), Гогоберидзе, Ильин.
Болгария: Соколов, Василев, Манолов, Апостолов (к), Божков, Петков, Миланов, Колев, Панайотов, Аргиров, Янев.
Судья: Жолт (Венгрия).
15 июля. Котка. Городской стадион. 15 000 зрителей.


Жизнь — шутка сложная, непредсказуемая. Не знаешь, где найдешь, где потеряешь. Пройдет неделя, и кто-то из отвечающих за результат чиновников бросит в сердцах: «Уж лучше бы проиграли болгарам!»

Смысл этой фразы раскроем в следующей публикации.

«Спорт-Экспреcc». 5.11.2009.


Категория: 1952 | Добавил: Андрей (17.07.2009) | Автор: Андрей Андрейко
Просмотров: 1109 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
ComForm">
avatar


 |  В начало страницы  | 

Создание и поддержка сайта Алексей Хромцев © 2007-2024 Неофициальный сайт сборной России по футболу — Russia-matches.ucoz.ru

При использовании материалов ссылка на сайт «Неофициальный сайт сборной России по футболу» обязательна, для интернет-проектов необходима гиперссылка на www.russia-matches.ucoz.ru . Редакция сайта не несет ответственность за содержание информационных сообщений, полученных из внешних источников. Авторские материалы предлагаются без изменений или добавлений. Авторские права на все фотографии, взятые из различных источников, принадлежат их авторам. Использование материалов сайта возможно лишь с указанием имени автора или названия источника используемого материала, если последние указаны. Позиция редакции сайта может не совпадать с точкой зрения автора. Администрация сайта не несет ответственности за содержание рекламных материалов. По вопросам размещения рекламы, а также замечания и предложения по работе сайта присылайте на AleKHandro79@mail.ru.

Яндекс.Метрика