Суббота, 21.07.2018, 14:41





Форма входа
Приветствую Вас,
Гость!
Вы на сайте: дней.
Вы в группе: Гости
Новых ЛС:
Профиль: Перейти
Браузер:
IP adres: 54.224.17.157.
Меню сайта
Международные турниры
Наш опрос
Лучший вратарь?

Всего ответов: 117
Прошедший матч
Чемпионат Мира 2018 1/4 финала
2:2 пен. 3:4
07.07.2018
Следующий матч
Лига Наций 1 тур
VS
07.09.2018
до матча осталось:
ТОП-20 профилей игроков
1958
Терехов Игорь Иванович
1836
Ахмедов Машаллах Ахмед-оглы
1815
Шатов Олег Александрович
1756
Горлукович Сергей Вадимович
1754
Апухтин Герман
1570
Алейников Сергей Евгеньевич
1398
Шанин Александр Серафимович
1286
Афанасьев Андрей Игоревич
1269
Акинфеев Игорь Владимирович
1202
Архангельский Григорий
1198
Беланов Игорь Иванович
1196
Арифуллин Алексей Саярович
1141
Кузнецов Олег Владимирович
1131
Бессонов Владимир Васильевич
1122
Черчесов Станислав Саламович
1122
Иванов Андрей Евгеньевич
1121
Дасаев Ринат Файзрахманович
1107
Полоз Дмитрий Дмитриевич
1105
Татарчук Владимир Иосифович
1101
Шалимов Игорь Михайлович
Друзья сайта
Нас считают
Всего на сайте: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0








Locations of visitors to this page



Главная » 1973  


269 Ответный стыковой отборочный матч Х чемпионата мира 1974 г.
+ : −
ЧИЛИ СССР
составы
1 Оливарес Хуан      
2 Мачука Хуан      
3 Кинтано Альберто      
4 Фигероа Элиас      
5 Арьяс Антонио      
19 Вальдес Франсиско (к)      
7 Родригес Хуан      
8 Паэс Гильермо      
9 Касей Карлос      
10 Рейносо Карлос      
11 Аумада Серхио      
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
тренеры
Аламос Луис
судьи

Главный: Ормасабаль Диас Рафаэль (Чили)

21.11.1973
Сантьяго. Национальный стадион
15 548 зрителей
 
примечания

Сборная СССР на игру не явилась.

Чилийцы на поле вышли и по свистку местного арбитра, перепасовываясь, довели мяч до пустых ворот (при этом несколько раз следовало бы зафиксировать положение «вне игры»), после чего капитан команды Франсиско Вальдес отправил его в сетку. Тут же был дан финальный свисток. Назначенный арбитром матча австриец Эрих Линемайр в Сантьяго прилетел, но от участия в «постановке» отказался.

Федерация футбола Чили считает эту игру официальной, и она идёт в зачёт всем футболистам стартового состава.

После «постановки» хозяева провели товарищеский матч с бразильским клубом «Сантос», который проиграли со счётом 0:5.

5.01.1974 ввиду неявки на матч ФИФА засчитала сборной СССР техническое поражение со счётом 0:2.
 



ЗАЯВЛЕНИЕ ФЕДЕРАЦИИ ФУТБОЛА СССР

Афиша матча в Сантьяго
Фото предоставил Эдуардо ОРМАСАБАЛЬ (Eduardo Hormazábal)

Международная федерация футбола (ФИФА) сообщила, что отборочный матч чемпионата мира по футболу между сборными командами СССР и Чили назначен на 21 ноября 1973 года в Сантьяго (Чили).

Как известно, в результате фашистского переворота и свержения законного правительства Народного единства в Чили царит обстановка кровавого террора и репрессий, отменены конституционные гарантии, ведется разнузданная провокационная кампания против социалистических стран и всех демократических сил, нагнетаются антисоветские настроения, допущены факты произвола и насилия в отношении советских граждан, находившихся в Чили.

Национальный стадион, на котором намечается проведение футбольного матча, превращен военной хунтой в концентрационный лагерь, арену пыток и казни патриотов чилийского народа. На трибунах и в помещении стадиона содержатся тысячи ни в чем не повинных людей. Среди узников стадиона-тюрьмы много иностранцев, в том числе и кубинские тренеры, приехавшие в Чили для передачи опыта по приглашению чилийских спортивных организаций.

Федерация футбола СССР обратилась в Международную федерацию футбола с предложением провести указанный матч в третьей стране, так как на стадионе, обагренном кровью патриотов чилийского народа, по моральным соображениям, не могут в настоящее время выступать советские спортсмены.

Однако ФИФА не посчиталась с известными всему миру чудовищными преступлениями, творимыми военной хунтой, и, основываясь на заверениях самозванного министра обороны Чили, заявила, что нет никаких препятствий для проведения отборочного матча в Сантьяго.

Федерация футбола СССР от имени советских спортсменов выражает решительный протаcт и заявляет, что в сложившейся обстановке, когда Международная федерация футбола вопреки, здравому смыслу пошла на поводу у чилийской реакции, она вынуждена отказаться от участия в отборочной игре чемпионата мира на территории Чили и возлагает всю ответственность за это на руководителей ФИФА.

В то же время Федерация футбола СССР вновь подтверждает свою готовность на проведение отборочного матча с чилийскими футболистами на территории третьей страны, если Международная федерация футбола пересмотрит свое решение.

НАПЕРЕКОР СОВЕСТИ

Перед Вами, читатель, заявление нашей Федерации футбола. Мотивы его не могут не разделяться всеми советскими любителями этой игры. Разделяются они и прогрессивной мировой спортивной общественностью, о чем свидетельствуют телеграммы с протестами, поступающие в адрес ФИФА.

Случилось так, что Организационный комитет по проведению первенства мира ФИФА не пожелал считаться с фактами кровавых репрессий, террора, разгула беззакония в Чили и антисоветских настроений, случаев насилия в отношении советских граждан в этой стране и потребовал, чтобы ответный отборочный матч проводился на национальном стадионе, превращенном хунтой в концентрационный лагерь.

Первоначально вопрос о необходимости переноса этой встречи на нейтральное поле ввиду невозможности проведения ее в Сантьяго возник еще на заседания оргкомитета в Гельзенкирхене (ФРГ). Уже тогда так называемое большинство оргкомитета по проведению первенства мира, ссылаясь на неосведомленность, приняло решение не переносить матч. Однако и оно не могло игнорировать широко известных мировой общественности фактов расправы и издевательств над чилийскими патриотами на поле и на трибунах национального стадиона. Члены оргкомитета решили направить в Сантьяго делегацию нз двух человек — генерального секретаря ФИФА Кейзера и бразильца А. Алмейды с тем, чтобы уточнить ситуацию на месте. Возможно, те, кто направляли эту делегацию, предполагали, что сообщение о ее визите вынудят хунту удалить арестованных с национального стадиона, закамуфлировать факты произвола н беззакония. Официальный представитель ФИФА Р. Курте заявил тогда корреспондентам, и об этом сообщили все агентства, что комиссия будет исходить из ситуации «как если бы матч игрался на следующий день», и если хоть один арестованный чилийский патриот будет находиться в день ее визита на стадионе, то матч автоматически будет перенесен на нейтральное поле либо в Перу, либо в Аргентину, либо в Бразилию.

В день, когда комиссия ФИФА прибыла в Сантьяго, национальный стадион по-прежнему оставался концлагерем. Делегация зато получила «гарантии» хунты, что стадион, дескать, вскоре будет освобожден, а хунта гарантирует проведение матча в «нормальных условиях». Однако и по сей день стадион остается концлагерем, а в Чили по-прежнему царит кровавый террор.

В свете этих фактов странным выглядело заявление членов делегации, что ответный матч можно проводить в Сантьяго. Генеральный секретарь ФИФА, член этой делегаций, отстаивая свое решение, в основном ссылался на то, что футбол должен оставаться вне политики, хотя мировая спортивная общественность прежде всего подчеркивает, что именно ФИФА сегодня служит политическим целям хунты, стремящейся с ее помощью заставить советских футболистов выступать на поле, обагренном кровью патриотов.

Мировая спортивная общественность повсюду поддерживает заявление Советской федерации футбола. Ответный матч не может проходить на национальном стадионе, где и по сей день, как отмечает английская отнюдь не прогрессивная газета «Дейли Мейл», выступает лишь команда карателей, убивающих политических заключенных. Протесты в адрес ФИФА поступали от футбольных федераций Голландии, ГДР, Швеции, Болгарии и других стран. Члены организационного комитета оказались практически в изоляции. Да и хунта не слишком считается с представителями ФИФА, ибо, угостив делегацию обильными словесными обещаниями, она не потрудилась даже и по сей день выполнить хотя бы одно из них.

Самым странным остается то, что среди людей, дающих ФИФА гарантии, не слышно голоса самих чилийских футболистов, которые, как известно, очень долго не могли вернуться на родину после первой игры, либо не хотели этого делать.

Дело ФИФА — выносить решения, считаясь с собственной совестью. Но никто не может отнять права у советских, спортсменов считаться со своею. Настаивая на своей позиции, руководство ФИФА дискредитирует себя в глазах спортивной общественности.

Лев ФИЛАТОВ.

«Футбол-Хоккей». № 45, 1973 г.


ЧЕГО ХОЧЕТ ГОСПОДИН РОУЗ

Негативная позиция, занятая президентом Международной федерации футбола (ФИФА) англичанином Стэнли Роузом в связи с требованием переноса ответного матча сборных Чили и СССР в нейтральную страну, вызвала, как известно, недоумение и возмущение многих национальных футбольных федераций. Роуз — это совершенно очевидно — прекрасно знает, что стадион «Насьональ» в Сантьяго, где должен состояться матч, превращен военной хунтой в концлагерь — место пыток и убийств чилийских патриотов. Правда, президент ФИФА утверждал обратное. Но трудно поверить, что он глух и слеп и не читает даже английских газет, сообщавших о десятках душераздирающих историй, которые произошли на самом стадионе.

Напомним, кстати, что именно Роуз добился переноса встречи (тоже в рамках чемпионата мира) сборных Северной Ирландии и Болгарии из Белфаста в Шеффилд в связи с обострившейся там обстановкой и введением комендантского часа. Если тогда президент ФИФА решился на такой шаг ради того, чтобы соревнования могли пройти в нормальной обстановке, то почему сейчас он придерживается других взглядов?

Ответ на этот вопрос надо искать в истинных мотивах поведения президента ФИФА, о которых он, естественно, не сообщает. Как утверждают в международных спортивных кругах, в конфликте, связанном с матчем сборных Чили в СССР. Роуз преследует некие корыстные цели. Его план, как полагают, состоит в том, чтобы отказом от переноса места матча «выбить» советскую команду из розыгрыша первенства мира и попытаться спровоцировать таким образом команды социалистических стран, пробившиеся в финал, заявить о своем бойкоте чемпионата. Тогда откроется дорога для, проникновения туда сборной Англии, потерпевшей неудачу в отборочных играх.

В связи с этим становится понятным и поведение Роуза во время недавнего матча сборных Англии и Польши, в котором решилась судьба путевки в финал чемпионата мира. Президент ФИФА использовал свое положение, чтобы оказать давление на судей матча, желая создать самые благоприятные условия английской команде. И не случайно, что 11-метровый штрафной удар, назначенный в ходе встречи в ворота поляков при счете 1:0 в их пользу, вызвал так много сомнений у компетентных наблюдателей и спортивных обозревателей…

(Корр. ТАСС.)

«Советский спорт». 21.11.1973.


ВПЕРВЫЕ ЗА БОРТОМ ФИНАЛА

Капитан сборной Чили Франсиско ВАЛЬДЕС отправляет мяч в пустые ворота

После четырех чемпионатов мира сборная СССР впервые не попала в финальную часть, хотя и выиграла групповой турнир. Однако на решающем этапе сыграла вничью с командой Чили. По политическим соображениям на ответный матч в Сантьяго она не вылетела, поскольку старший тренер наших футболистов Евгений Иванович Горянский не гарантировал победу на поле соперников. В результате нашей команде было засчитано поражение. О том, как это было, вспоминает лучший футболист страны в 1972 году защитник Евгений Ловчев, сыгравший в сборной СССР 52 матча.

— Евгений Серафимович, проигрывать всегда обидно. А то, что произошло в 1973 году, наверное, обиднее вдвойне — ведь вы лишились возможности участвовать в чемпионате мира в ФРГ, скорее всего, по вине чиновников, испугавшихся возможного поражения сборной СССР от команды диктатора Пиночета?

— Политика, безусловно, сыграла важную роль. Напомню в первую очередь молодым любителям футбола, что незадолго до наших квалификационных встреч с чилийцами у них произошел военный переворот и к власти пришел диктатор Пиночет, уничтоживший демократическое правительство Сальвадора Альенде, превративший, кстати, главный стадион Сантьяго в концлагерь. И симпатии советских людей, как это всегда случалось у нас, были отданы простому народу. Они проявились, разумеется, в отказе играть ответный матч с командой Чили на ее поле, что позволило соперникам получить право выступать в ФРГ. Но наше нежелание встречаться с футболистами страны, которую возглавил диктатор Пиночет, было не проявлением солидарности с противниками нового режима, а скорее, самое обыкновенное опасение руководителей ЦК КПСС и Спорткомитета о возможности нашего поражения. К игрокам же сборной СССР этот отказ никакого отношения не имел. Наоборот, мы готовы были лететь в Чили, хотя и понимали, что выиграть в Сантьяго будет нелегко. Но спортивно-партийные чиновники расценили ситуацию иначе, лишив нас шансов побороться за путевку в ФРГ.

— Наверное, потому, что ваши непосредственные руководители, в первую очередь главный тренер Евгений Горянский, не гарантировали победу в Сантьяго?

— Для этого у них были веские причины. Дело в том, что после предыдущего чемпионата мира в Мексике положение сборной страны резко изменилось. В национальной команде с приходом каждого нового тренера сильно обновлялся состав, и получалось, что тренеры руководствовались не государственными идеями, а преследовали скорее интересы своего клуба. Например, в 1970 году чемпионат СССР выиграли армейцы, и через год их старший тренер Валентин Николаев, переведенный из ЦСКА в сборную, сделал откровенную ставку на футболистов из своей команды, пригласив 12 армейцев. В 1972 году первое место заняла «Заря», и одним из тренеров национальной команды стал Герман Зонин, который, в свою очередь, пригласил 5 игроков из ворошиловградского клуба. Затем очередь дошла до Евгения Горянского, который собрал разноплановых футболистов.

Я был приглашен в сборную в 1969 году, за год до чемпионата мира в Мексике, и таких новичков, как я, остались единицы. Если Гавриил Дмитриевич Качалин вел точечный подбор, умело добавлял к старожилам молодых игроков, то его преемники, повторяю, к комплектованию подходили иначе, в результате монолитной команды, способной добиться высокой цели, у нас просто не стало. И яркий пример тому — московская встреча с чилийцами. Мы, естественно, не были уверены в том, что обязательно переиграем их на своем поле: в памяти свежи были и чемпионат мира в Чили, состоявшийся в 1962 году, и проигрыш там именно хозяевам. А тут добавилась и политика — ведь встречались с футболистами не из стран соцлагеря, а с командой, защищавшей интересы уже фашистского режима. Правда, не в лучшем положении оказались и соперники. Ведь в Европу чилийцы прилетели до военного переворота и мало знали о том, что происходит у них в это время в стране, беспокоились за родных и близких. По крайней мере, когда мы выходили на поле в «Лужниках», я обратил внимание на напряженные, а у некоторых игроков явно испуганные лица.

— Тем не менее выиграть у перепуганных чилийцев вы не смогли?

— Игра получилась простой. Мы почти беспрерывно атаковали, а соперники собрались у своих ворот и заботились только о том, как не пропустить. И не пропустили, хотя еще в первом тайме к двум чистым нападающим Блохину и Онищенко Горянский добавил Кожемякина и Гуцаева. Но все наши попытки взломать оборону оказались напрасными, и нулевая ничья, естественно, нас не устроила. Я еще тогда понял: если бы мы выиграли с минимальным перевесом, то наверняка полетели бы в Чили. Недавно я был в останкинской телестудии на передаче «Как это было» и впервые увидел кадры 29-летней давности, снятые на стадионе в Сантьяго. Несмотря на то, что было известно о нашем отказе играть ответный матч, на стадионе собралось примерно 30 тысяч зрителей, на поле выбежали почему-то не 11, а 22 футболиста, затем по свистку судьи чилийцы неторопливо приблизились к пустым воротам и без помех отправили мяч в сетку. После этого им была присуждена победа. Вот по такому сценарию без нашего участия сборная Чили получила право выступать в финале.

— В победу сборной СССР не верили руководители страны, тренеры. А как вы сами представляли свои возможности в случае поездки в Чили?

— Понятное дело, никто из нас не мог быть уверенным в выигрыше, особенно после первого матча в «Лужниках». Я, признаюсь, был в числе сомневающихся.

— Но ведь вы выиграли отборочный турнир в своей европейской группе?

— Да. Мы действительно заняли первое место, но стоило это нам большого труда. Напомню, что мы начали отборочные соревнования в 1972 году с поражения от сборной Франции в Париже, затем с разницей в 1 мяч победили в Дублине команду Ирландии. На следующий год, правда, мы выиграли дома и у французов, и у ирландцев, однако содержание игры, мягко говоря, оставляло желать лучшего. Сборная СССР переживала непростой период обновления состава, что лишний раз подтвердили 4 товарищеских матча, сыгранных летом 1973 года в Москве: мы проиграли Англии, Бразилии, ФРГ. И только встречу со сборной Швеции завершили вничью. Эти результаты не придали нам уверенности. Наоборот, поражения еще больше ее подорвали.

— Итак, в финале в ФРГ сборная СССР не выступала, но уроки того чемпионата мира, на котором голландцы продемонстрировали так называемый тотальный футбол, не прошли бесследно?

— Не могу сказать о всех советских командах. Но лидеры многое взяли на вооружение. В первую очередь это относится к киевским динамовцам, которых возглавил Валерий Лобановский. Именно в год чемпионата в ФРГ началась эра этого тренера, который досрочно привел киевлян к золотым медалям. Правда, мы, спартаковцы, во втором круге обыграли будущих чемпионов, и нас после той победы назвали «летучими голландцами». К сожалению, играть так же, как играли в те годы голландцы, многие наши команды, в том числе и «Спартак», все же не могли.

Геннадий ЛАРЧИКОВ.

«Советский спорт». 16.05.2002.


ПОЛИТИКА ПОБЕДИЛА СПОРТ

Летопись Акселя Вартаняна. 1973 год. Часть одиннадцатая


Посвятить главу одному матчу — роскошь непозволительная. Редко, очень редко такое себе позволял. Заручившись вашим согласием, уважаемые читатели, решусь и сегодня. Слишком уж неординарный случай. Двухактная драма со сборными СССР и Чили в главных ролях за право участвовать в ЧМ-74 в ФРГ вызвала тектонические сдвиги на высших этажах спортивной и партийной власти страны.

С ВЕРОЙ И НАДЕЖДОЙ

Напомню диспозицию. Во время жеребьевки отборочных турниров Оргкомитет ЧМ-74 принял решение столкнуть в стыковом поединке победителей девятой европейской (СССР, Франция, Ирландия) и третьей южноамериканской (Перу, Чили, Венесуэла) групп. Сборная СССР, обыграв 26 мая французов, успешно выполнила задачу. К этому времени должен был определиться наш южноамериканский конкурент. Однако спор между командами Перу и Чили (Венесуэла от участия отказалась) затянулся.

Предпочтение отдавали перуанцам, сильно выступившим тремя годами ранее на чемпионате мира в Мексике. Но неожиданно уперлись чилийцы. Соперники дважды в течение двух недель обменялись победами с одинаковым счетом — 2:0. Потребовался дополнительный матч. Переговоры о времени и месте встречи проходили сложно. Наконец консенсуса достигли — переигровка состоялась 5 августа в столице Уругвая Монтевидео.

Фаворитом все еще считали перуанскую сборную, с чем их соперники категорически не соглашались. Удивляет самоуверенность чилийской прессы и футболистов, безапелляционно заявивших в канун встречи: «Играть со сборной СССР будем мы». Как оказалось, это было не бахвальство, а трезвая оценка своих возможностей и вера в собственные силы. На пропущенный гол чилийцы ответили двумя и одержали волевую победу — 2:1.

Неожиданный исход игры в Монтевидео в СССР восприняли с надеждой и верой — все будет ОК. Со сборной Чили наша команда встречалась три раза, общий счет благоприятный. Стиль ее игры известен, уровень средний. Считалось, что советская сборная в целом и отдельные ее футболисты классом выше. Немаловажен и фактор политический. Чили — страна дружественная, с 1970 года у власти победивший на президентских выборах лидер социалистической партии Сальвадор Альенде.

Уже зная имя соперника, наша команда провела товарищеский матч со сборной ФРГ и выглядела на фоне чемпионов Европы весьма недурно (подробности в «СЭ» от 22 сентября). Все шло путем. Сыграв с западными немцами, игроки окунулись в свой чемпионат и к середине сентября (первый матч с Чили назначен на 26 сентября в Москве) провели в клубах еще шесть туров. Начало осени — время благоприятное, ребята на пике формы.

ИГОРЬ КУДРИН ПРЕДОСТЕРЕГАЕТ

Что же собой представлял соперник, убравший с дороги фаворита группы? Не так давно переживал сложные времена. Затянувшийся конфликт западногерманского тренера чилийцев Рудольфа Гутендорфа с руководством федерации, с тренерами ведущих клубов и самими футболистами сказывался на игре, невнятной, невыразительной, и, естественно, на результатах. Потребовалось хирургическое вмешательство. Руководство сборной доверили Луису Аламосу, тренеру чемпиона страны столичного «Коло Коло». Впечатляли его успехи не только на внутреннем фронте, но и в турнире чемпионов Южной Америки. Преодолев несколько непростых препятствий, в том числе бразильский «Ботафого» с Жаирзинью «на борту», «Коло Коло» вышел в финал и бился на равных с аргентинским «Индепендьенте» (1:1 и 0:0). И в третьей встрече на нейтральном поле (опять же в Монтевидео) повторился ничейный счет (1:1). Только в дополнительное время аргентинцы забили победный мяч. В Сантьяго команду встречали как героев.

Аламос строил сборную на базе «Коло Коло», слегка разбавив игроками других клубов. Фанатично преданный футболу, прекрасный организатор и мотиватор, Дон Лучо (так называли Аламоса болельщики) за короткий срок создал боеспособный коллектив. Повеселела игра, боевая, результативная, правда, не всегда стабильная. Во всяком случае, в самом важном поединке с Перу обновленная сборная сыграла агрессивно, проявила характер и волю.

Атака — основа футбольного мировоззрения тренера. Народ на передней линии подобрался мастеровитый, особенно восходящая звезда 23-летний Карлос Кассели. С Серхио Аумадой они создали ударный кулак. В полузащите роль организатора тренер возложил на 30-летнего Франсиско Вальдеса, капитана команды. Впереди нормально.

Тревожила защита. Особенно в отсутствие столпа обороны Элиаса Фигероа. Бразильский «Интернасьональ», за который выступал Элиас, не всегда отпускал его домой. Ни в одной из трех встреч с Перу он не участвовал. Но к матчу с СССР ему все же дали «увольнительную». Фигероа, игрок мирового уровня. Чуть позже, с 1974 по 1976 год, его трижды подряд признают лучшим футболистом Южной Америки, по итогам опроса специалистов Фигероа вошел в десятку сильнейших игроков ХХ века южноамериканского континента.

Так что радоваться преждевременно не стоило, тем более расслабляться. Соперник, судя по информации нашего политического обозревателя в Чили Игоря Кудрина, непростой, даже страшноватый. Небольшой отрывок из его реляции: «Оптимизм игроков перед поездкой в СССР базировался на атакующем стиле команды, на особом настрое всего коллектива, с которым он проводит наиболее ответственные встречи. Сборная Чили сегодня способна показать футбольный спектакль с отличной режиссурой и превосходными исполнителями. Тот самый спектакль, что у нас принято называть Большим футболом». Слова Кудрина подтверждаются результатом двух игр с Аргентиной: 4:5 — в Буэнос-Айресе и 3:1 у себя накануне отлета в СССР. И правда, страшновато.

Слова корреспондента, если их довели до сведения команды, должны были мобилизовать ребят, избавить от шапкозакидательских настроений. Вообще-то повода для таких настроений, если помнить о неудачной серии международных встреч, ужасающей результативности, порой провальных матчей, быть не должно.

В ОБСТАНОВКЕ СТРОГОЙ СЕКРЕТНОСТИ

И вдруг раннее осеннее небо заволокло тучами, сверкнула молния, прогремел гром: 11 сентября в Чили совершился государственный переворот. Президент Альенде был свергнут, в стране введено военное положение. Власть захватил генерал Пиночет. На требование немедленной отставки Альенде ответил отказом и, сплотив вокруг себя сторонников, оказал сопротивление. Оно было подавлено, Альенде убили, начались аресты, пытки, казни.

События в Чили изменили окрас предстоящих встреч, обстановку вокруг них, автоматически превратили спортивный поединок в политический. С такого рода матчами нам не везло, за проигрыш расплачивались команды, тренеры, футболисты. Подробно об этом рассказано в «Летописи» 1952 и 1964 годов. Один политический матч мы все же выиграли — в 67-м в отборе к ЧЕ-68 у «черных полковников», тоже совершивших военный переворот — в Греции. Не самих полковников, разумеется, а их посланцев, футбольную сборную. Как-то сейчас сложится?

Все зависело от позиции правящей партии, ее ЦК. Она и сыграла решающую роль в определении победителя межконтинентального спора…

<…>

…Отчет о матче разрешили опубликовать двум изданиям — «Советскому спорту» и «Футболу-Хоккею»… Остальные газеты, включая центральные, обошлись одной-двумя строками, сообщили счет — 0:0…

<…>

ЧТО ДАЛЬШЕ?

После матча игроки вернулись в клубы. Чемпионат продолжался. А тренер составил план подготовки к ответной встрече и ознакомил с ним 11 октября участников заседания президиума Федерации футбола СССР. Горянский доложил о предстоящей игре с ГДР (см. предыдущую главу) и двух контрольных матчах (14 и 16 ноября) перед назначенной на 21 ноября игрой в Сантьяго. Выступали ведущие тренеры, давали советы, обсуждали тактику, состав, сроки вылета в Южную Америку для лучшей акклиматизации… В общем, играть в Сантьяго собирались. Это я о руководстве федерации, тренерах и футболистах. Чемпионат завершился, время шло, а ясности не было. Игроков не тревожили, на сборы не вызывали. Ребята терялись в догадках, слухи ходили разные…

Но вот 3 ноября в прессе опубликовали заявление Федерация футбола СССР об отказе играть в Сантьяго «на стадионе, обагренном кровью патриотов чилийского народа». Предложение провести матч в другой стране ФИФА отвергла, за что получила гневную выволочку: «Международная федерация футбола, вопреки здравому смыслу, пошла на поводу у чилийской реакции. Сборная СССР вынуждена отказаться от участия в отборочной игре чемпионата мира на территории Чили и возлагает всю ответственность за это на руководство ФИФА».

Похоже на ультиматум. Ложь лилась потоками. Советские люди, ознакомившись в СМИ с гневным обращением федерации, не могли предположить, что сама федерация вовсе не собиралась отказываться от игры в Сантьяго, а о содержании своего заявления узнала, как и все граждане… из газет. В это трудно поверить? Придется предъявить вам стенограмму заседания футбольной федерации. Не всю, пункт второй постановления: «Президиум считает необходимым довести до сведения руководства Управления футбола и Управления международных спортивных связей Спорткомитета СССР о том, что заявление Федерации футбола СССР по игре с командой Чили, опубликованное в прессе от имени Федерации футбола СССР, не обсуждалось президиумом и что СЕГОДНЯ ПРЕЗИДИУМ ВПЕРВЫЕ БЫЛ ПРОИНФОРМИРОВАН ПО ЭТОМУ ВОПРОСУ» (выделено мной. — А. В.). Цирк!

Коротко объясню, как это делалось. Спорткомитет СССР без ведома федерации составил текст документа, а его председатель, Сергей Павлов, передал в Отдел пропаганды и агитации ЦК КПСС. Там его изучили (возможно, поправили и дополнили) и отправили на утверждение в высшую партийную инстанцию. Если не возникало возражений, документ возвращали идеологам. А те, получив добро, о решении хозяев сообщали Павлову. Схема универсальная, на все случаи жизни. Образцы я не раз вам прежде показывал.

Переписка между тремя инстанциями объемная, из-за нехватки места ограничусь заключительными строками ответа Павлову за подписью работников отдела пропаганды и агитации ЦК КПСС Г. Смирнова и международного отдела Шапошникова: «Вопрос об игре между командами СССР и Чили уже рассматривался в ЦК КПСС 2 ноября 1973 года… Было дано согласие на отказ советских футболистов от игры с чилийскими спортсменами на территории Чили… Повторное рассмотрение указанного вопроса в ЦК КПСС уже не требуется… Отделы согласились с тем, чтобы заявление Федерации футбола СССР опубликовать в печати, направить членам Исполкома ФИФА и национальным федерациям футбола зарубежных стран…» (РГАНИ. Фонд 5, опись 66, дело 157). Что и требовалось доказать. ЦК КПСС одобрил составленный Сергеем Павловым текст заявления Федерации футбола СССР (без ее согласия) и запретил проводить ответный матч на территории Чили.

Между тем в Гельзенкирхене (ФРГ) на очередном заседании Оргкомитета по проведению чемпионата мира среди прочих обсуждался вопрос о втором матче Чили – СССР с участием президента ФИФА, членов исполкома, в их числе первого вице-президента Валентина Гранаткина. По возвращении в Москву Валентин Александрович отчитался на внеочередном заседании федерации об итогах работы в Гельзенкирхене. Выдержка из его выступления: «Господин Роуз зачитал письмо Федерации футбола СССР о переносе игры из Чили в какую-либо другую страну на том же континенте. После чего выступил представитель Чили господин Гони, который настаивал на проведении матча в Чили в установленные сроки. Он представил гарантии правительства об обеспечении порядка во время соревнования между Чили и СССР, а также заверения об обеспечении нормального пребывания в Чили советской команде.

Я в своем выступлении выразил недоверие к заверениям Министра обороны Чили и привел некоторые факты из существующего положения в Чили (аресты иностранных граждан, превращение стадиона в тюрьму, нелояльное отношение к советским гражданам) и внес предложение о переносе игры в другую страну»
(ГАРФ. Там же).

Гранаткин и Гони как заинтересованные стороны в решении вопроса не участвовали, но им стало известно, что несколько представителей Европы и, что любопытно, сам президент Роуз, цитирую Гранактина, «выступили в поддержку просьбы Федерации футбола СССР». Бедный Роуз, сколько на него было вылито помоев (и еще выльют)! В чем только его не обвиняли, чуть ли не в сговоре с Пиночетом. Даже преступникам в судебном заседании предоставляют последнее слово. Пользуясь служебным положением, дам слово сэру Стэнли на устроенном советской стороной судилище. Впрочем, он уже по этому поводу высказался в мемуарах.

Предлагаю вашему внимание выемки из его воспоминаний: «Мое нежелание содействовать достижению их (Федерации футбола СССР. — А. В.) политических целей в конфликте с Чили сделало меня персоной «нон грата» в России: меня обвинили в выходе СССР из отборочных соревнований чемпионата мира в 1973 году. Факты же свидетельствуют о том, что для этого не было никаких оснований». В доказательство Роуз приводит выдержку из официального рапорта ФИФА.

«В ходе заседания Оргкомитета ФИФА по проведению чемпионата мира Валентин Гранаткин, первый вице-президент ФИФА, выступил с заявлением от имени Федерации футбола СССР о проведении ответного матча в нейтральной стране, а не в Сантьяго, как было предусмотрено и решено первоначально. Для выяснения условий проведения предстоящего матча Комитет направил в Чили небольшую делегацию. Г-н Д. Алмейда (Бразилия) и доктор Кайзер, генеральный секретарь ФИФА, пришли к заключению, что все виденное и слышанное ими в Сантьяго свидетельствовало о том, что жизнь там вернулась в нормальную колею и что в соответствии с гарантиями правительства ответный отборочный матч Чили – СССР мог состояться 21 ноября 1973 года в Сантьяго, как и планировалось календарем. После этого официального сообщения Валентин Гранаткин устно обратился к президенту ФИФА сэру Стэнли Роузу и просил его перенести матч в другую страну».

Продолжу цитировать сэра Стэнли: «Естественно, я старался решить проблему, если такое решение было возможным, и тем самым помочь моему старому другу Валентину. Но было совершенно очевидно, что этот вопрос находился полностью в компетенции Оргкомитета чемпионата мира, который в свою очередь, руководствовался регламентом соревнования. Все, что я смог сделать в попытке помочь развязать этот узел, это направить телеграмму всем членам Оргкомитета: «Несмотря на положительную оценку ситуации, данную специальной группой, Гранаткин по-прежнему настаивает на том, чтобы матч Чили – СССР состоялся в нейтральной стране. Прошу срочно телеграфировать подтверждение решения Комитета о проведении матча в Сантьяго». Подавляющее большинство — 15 против 3 — высказалось за проведение игры в Сантьяго, так что у Москвы не было никаких оснований обвинять во всем меня.

Как говорится далее в уже упомянутом рапорте, чилийцы сами жаловались на то, что я слишком далеко зашел в своей поддержке Гранаткина… Тем не менее, мы сделали еще одну попытку пойти навстречу русским, чей протест сводился главным образом к тому, что Национальный стадион в Сантьяго был превращен в «лагерь пыток». Но когда мы предложили провести матч на другом стадионе в Чили, они незамедлительно отклонили такой компромисс. Так что едва ли меня можно винить в том, что они не попали в финальный турнир чемпионата мира… Но это не остановило их в развертывании политической вендетты и яростной кампании против меня лично»
(С. Роуз — «Миры футбольные»).

ОТКРОВЕНИЯ ХАЙМАННА

Наряду с официальными переговорами велись и закулисные. О них поведал один из участников — Карл-Хайнц Хайманн, редактор и владелец крупного западногерманского издательства «Киккер». С Кучеренко Хайманн дружил, он и рассказал Олегу Сергеевичу о возложенной на него миссии. Откровения Хайманна (без натяжек тянут на сенсационные) опубликованы в том же 39-м номере «Футбола» за 1998 год. Читайте: «Когда осенью 1973 года возникла проблема с проведением матча в Сантьяго, помимо официальной линии переговоров сложилась и неофициальная: Кайзер—Хайманн—Гранаткин…

Переговоры зашли в тупик, и Кайзер предложил обсудить вопрос о возможности проведения третьего матча Чили – СССР на нейтральном поле в одной из стран Южной Америки… Я срочно передал предложение Кайзера Гранаткину, тот сказал, что доложит кому следует. Но положительного ответа так и не последовало»
.

Наши зарубежные партнеры, будучи в курсе, вряд ли удивились тому, что первый вице-президент ФИФА, представляющий футбольную организацию СССР, лишен возможности, в отличие от его иностранных коллег, принимать самостоятельные решения и вынужден обращаться к «кому следует» (нет нужды называть адресата). А позиция «кого следует» их наверняка удивила. Не так давно верные ленинцы настаивали на переносе ответной встречи на нейтральное поле. Когда же такая возможность забрезжила, отказались.

Подведем итоги. ФИФА и Оргкомитет ЧМ-74 руководствовались в этой истории исключительно спортивным принципом, заложенным в Положение о соревнованиях. В двухраундовых поединках соперники должны попеременно встречаться дома и в гостях. Раз уж сыграли в СССР, извольте вторую встречу провести в Чили. Таков регламент, и Оргкомитет строго его придерживался.

Почему же партверхи, если после военного переворота не намеревались отпускать нашу сборную в Чили, сразу же, до матча в Москве, не предложили сыграть обе встречи на нейтральном поле: одну — в Европе, другую — в Южной Америке? Времени для переговоров достаточно — две недели: с начала мятежа (11 сентября) до первой игры (26 сентября). Видимо, уверенные в благоприятном исходе московского матча, да еще с комфортным счетом, допускали возможность второй встречи на чилийской территории. Увы, не получилось. Потому и запретили. Боялись проигрыша уже не спортивного матча, а политического: поражение от фашистского (и так его называли) режима Пиночета правящая партия расценила бы как чувствительный удар по престижу советского государства. Поскольку нет прямых доказательств, настаивать на этой версии, весьма правдоподобной (с ней и мои собеседники согласились), не вправе.

ФАРС НА СТАДИОНЕ В САНТЬЯГО

Сборной СССР за неявку засчитали поражение, чилийцы получили право на поездку в ФРГ. Однако 21 ноября, в день несостоявшегося матча Чили – СССР, зрители заполнили трибуны стадиона «Насьональ», прошли по заранее купленным билетам. Чтобы не возвращать билеты, организаторы пригласили на товарищеский матч с чилийской сборной известный бразильский клуб. Но прежде перед многотысячной аудиторией разыграли комедию, больше похожую на фарс.

К назначенному часу из подтрибунного помещения вышла судейская бригада. Достигнув центрального круга главный арбитр вызвал футболистов сборных Советского Союза и Чили. Хозяева явились в полном составе. Нашу команду, зная, что от игры отказалась, для проформы несколько минут прождали. После чего по свистку судьи трое нападающих мелкими перепасами преодолели полполя, и Кассели под восторженные овации трибун забил мяч в распахнутые настежь ворота. Виртуального соперника сборная Чили доблестно одолела, а перед реальным спасовала, уступила бразильцам с крупным счетом. Не исключено, что и наши ребята могли чилийцев обыграть. Однако шанса им не дали.

Итог долгой и бесплодной возни печален: сборная СССР впервые осталась без чемпионата мира. Политика победила спорт.

«Спорт-Экспресс». 13.10.2017.


ЕЩЕ РАЗ О ПОСЛЕМАТЧЕВЫХ ПЕНАЛЬТИ

Летопись Акселя Вартаняна. 1974 год. Часть первая


Каждое четырехлетие начиная с 1958 года футбольная общественность страны встречала в возбужденно-радостном состоянии, с неистребимым оптимизмом и уверенностью в успешном штурме мирового пьедестала. Год 1974-й стал исключением. Впервые за 16 лет сборная СССР не пробилась на заключительный этап мирового первенства. Спросить за это было не с кого. Решающий матч проиграли не футболисты. Виновники названы в «СЭ» 30 октября. Без имен — следов верные ленинцы не оставляли. История имела продолжение, и мы к ней сегодня вернемся…

ПРИНЦИПАМИ НЕ ПОСТУПИЛИСЬ, ПРЕДПОЧЛИ РАСКОШЕЛИТЬСЯ

Бомбардировка ФИФА продолжалась. Дважды, в декабре 73-го и в январе 74-го, последовали еще два гневных заявления с требованием пересмотреть прежнее решение Оргкомитета ЧМ-74, которое подписали от имени Федерации футбола СССР без ведома самой федерации. Не так давно я вам об этом рассказывал. История повторилась. В январе последовал еще один решительный протест федерации, уже не липовый, а реальный, и в адрес не ФИФА, а непосредственного начальства — Спорткомитета СССР. На ближайшем заседании президиума (7 февраля) она решительно отмежевалась от упомянутых чуть выше заявлений: «Поручить Федосову, Ряшенцеву и Испиряну подготовить докладную записку на имя председателя Спорткомитета СССР т. Павлова о том, что в последнее время мнение Президиума Федерации футбола СССР не учитывается (об отмене ничьих; заявление в прессе от имени федерации по второй отборочной игре чемпионата мира с командой Чили)» (ГАРФ. Фонд 7576, опись 31, дело 1837).

Советские СМИ сопровождали официальные заявления пропагандистскими выпадами, весьма неэффективными — палили холостыми снарядами. ФИФА на протесты и укусы прессы не реагировала. А корреспондент «Правды» Г. Васильев, получив доступ к президенту ФИФА Стэнли Роузу, задал ему за три дня до сорванного матча Чили – СССР несколько вопросов:

— Мистер Роуз, что вы как президент ФИФА думаете о несправедливом решении, фактически исключившим команду СССР из розыгрыша первенства мира по футболу?

— Советских футболистов никто не исключал, они сами отказались выполнять свои обязательства перед Чили.

— Но ведь Федерация футбола СССР не отказывается от матча и просила провести игру в одной из третьих стран, обоснованно мотивируя это тем, что арена кровавых пыток и казней чилийских патриотов не может быть местом спортивных состязаний.

— Обстановка в Чили после «революции» (он так и сказал: «революции»
 — Г. В.) совершенно нормальная. Это подтвердила комиссия ФИФА, побывавшая в стране («Правда» от 18 ноября 1973 года).

Прокомментирую три момента: 1. Федерация футбола СССР выразила отношение к «своим» заявлениям на заседаниях президиума дважды. И оба раза я вас об этом информировал — на позапрошлой неделе и сегодня. Как оказалось, истинные авторы заявления, принимавшие решения, мнением федерации не интересовались. 2. Из той же главы «Летописи», насыщенной архивными документами, явствует: Роуз пытался добиться проведения встречи на нейтральном поле. Как только такая возможность возникла, партия дала отмашку, фактически сорвав второй матч. 3. Что же до отношения Васильева к слову «революция» применительно к совершенному Пиночетом военному перевороту в Чили, оно справедливо. В таком случае и мы должны назвать вещи своими именами — квалифицировать события 25 октября (7 ноября) 1917 года не революцией, а переворотом, поскольку в тот день в Петрограде вооруженным, насильственным путем было свергнуто законное, легитимное Временное правительство, его министры посажены в тюрьмы, а власть захватили совершившие переворот большевики.

15 декабря в «Комсомольской правде» появилось сообщение ТАСС следующего содержания: «Как сообщил корреспонденту ТАСС председатель Федерации футбола СССР Б. Федосов, президент ФИФА С. Роуз заверил его несколько дней назад, что вопрос об участии в финале первенства мира одной из команд — Чили или СССР — остается открытым до 5 января будущего года. В этот день соберется Оргкомитет мирового первенства».

В результате состоявшейся 5 января жеребьевки финальной стадии чемпионата мира одной из участниц турнира в ФРГ стала сборная Чили. Вопрос отпал сам собой, но советские СМИ, скорее по инерции, в течение месяца продолжали сотрясать воздух. Без вины виноватой оказалась сборная СССР. Так мы проиграли еще один политический матч. К спортивным и моральным издержкам добавились и материальные: ФИФА и Федерация футбола Чили потребовали заплатить солидный денежный штраф за неявку сборной СССР на ответную игру в Сантьяго. После чемпионата мира иностранные господа изъявили готовность отпустить нам грехи с одним условием — советская сборная проведет примирительный матч с чилийцами на нейтральном поле. Наши предпочли раскошелиться.

На таком безрадостном, мрачном фоне вступил наш футбол в год 74-й…

«Спорт-Экспресс». 3.11.2017.


Категория: 1973 | Добавил: russia-matches (21.11.2009) | Автор: Алексей Хромцев
Просмотров: 3930 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
avatar
0
1 ТоварищКиров • 12:10, 12.07.2018
ПОЛИТИКА ПОБЕДИЛА СПОРТ
Летопись Акселя Вартаняна. 1973 год. Часть одиннадцатая

ЕЩЕ РАЗ О ПОСЛЕМАТЧЕВЫХ ПЕНАЛЬТИ
Летопись Акселя Вартаняна. 1974 год. Часть первая
avatar


 |  В начало страницы  | 

Создание и поддержка сайта Алексей Хромцев © 2007-2018 Неофициальный сайт сборной России по футболу — Russia-matches.ucoz.ru

При использовании материалов ссылка на сайт «Неофициальный сайт сборной России по футболу» обязательна, для интернет-проектов необходима гиперссылка на www.russia-matches.ucoz.ru . Редакция сайта не несет ответственность за содержание информационных сообщений, полученных из внешних источников. Авторские материалы предлагаются без изменений или добавлений. Авторские права на все фотографии, взятые из различных источников, принадлежат их авторам. Использование материалов сайта возможно лишь с указанием имени автора или названия источника используемого материала, если последние указаны. Позиция редакции сайта может не совпадать с точкой зрения автора. Администрация сайта не несет ответственности за содержание рекламных материалов. По вопросам размещения рекламы, а также замечания и предложения по работе сайта присылайте на AleKHandro79@mail.ru.

Яндекс.Метрика