Сборная России по футболу - 10 июля 1977 г. Протокол матча СССР (юниорская) - Мексика (юниорская) 2:2 (по пен. 9:8)

   Четверг, 23.02.2017, 21:48





Форма входа
Приветствую Вас,
Гость!
Вы на сайте: дней.
Вы в группе: Гости
Новых ЛС:
Профиль: Перейти
Браузер:
IP adres: 54.211.1.15.
Меню сайта
Международные турниры
Наш опрос
1. Лучший матч в истории сборной

Всего ответов: 1569
Прошедший матч
Товарищеский матч
1:0
15.11.2016
Следующий матч
Товарищеский матч
VS
24.03.2017
до матча осталось:
ТОП-20 профилей игроков
1250
Шатов Олег Александрович
1204
Терехов Игорь Иванович
1111
Ахмедов Машаллах Ахмед-оглы
1044
Апухтин Герман
1032
Горлукович Сергей Вадимович
954
Алейников Сергей Евгеньевич
775
Афанасьев Андрей Игоревич
773
Арифуллин Алексей Саярович
742
Акинфеев Игорь Владимирович
730
Кузнецов Олег Владимирович
694
Иванов Андрей Евгеньевич
691
Шанин Александр Серафимович
674
Архангельский Григорий
674
Татарчук Владимир Иосифович
654
Полоз Дмитрий Дмитриевич
650
Черчесов Станислав Саламович
646
Беланов Игорь Иванович
645
Дасаев Ринат Файзрахманович
645
Бессонов Владимир Васильевич
631
Шалимов Игорь Михайлович
Друзья сайта
Нас считают
Всего на сайте: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0








Locations of visitors to this page



Главная » 1977 (юниоры)  

Юниорский чемпионат мира (до 20) 1977 года. Финал
2 : 2
(по пен. 9:8)
СССР
(юниорская)
МЕКСИКА
(юниорская)
послематчевые пенальти
 
0:0 Рубьо (вратарь)
1:0 Балтача
1:1 Косио
2:1 Бессонов
2:2 Гарсия
2:2 Баль (штанга)
2:3 Мансо
3:3 Ильин
3:4 Мора
4:4 Бодров
4:5 Родригес
5:5 Сопко
5:6 Лукано
6:6 Бычков
6:7 Лопес Сарса
7:7 Хидиятуллин
7:8 Паредес
8:8 Крячко
8:8 Гардуньо (вратарь)
9:8 Каплун

 
голы
Бессонов  1-043'  
  1-150'Гардуньо
Бессонов  2-154'  
  2-258'Мансо
составы
1Новиков Александр95' б/о
18Сивуха Юрий95'??'б/о
2Крячко Валентин  б/о
3Балтача Сергей ??'б/о
4Каплун Виктор  б/о
5Ильин Алексей  б/о
6Баль Андрей (к)  б/о
7Бессонов Владимир  б/о
8Хидиятуллин Вагиз  б/о
9Бычков Игорь  б/о
13Сопко Александр ??'б/о
15Бодров Владимир  б/о
     
1Паредес Марко  б/о
2Мора Франсиско  б/о
3Рубьо Серхио  б/о
4 Альварес Леонардо   63' б/о
7Косио Гильермо  б/о
8Родригес Уго ??'б/о
10Гардуньо Фернандо ??'б/о
13Рерхис Эдуардо46' б/о
6Лукано Умберто46' б/о
15Лопес Сарса Энрике  б/о
17Мансо Агустин  б/о
18Пласенсья Луис60' б/о
14Гарсия Карлос60' б/о
запасные
10. Халайджян Роберт
11. Петраков Валерий
12. Батич Григорий
14. Кисельников Сергей
16. Игумин Сергей
17. Жарков Сергей
12. Мена Эулохио
 5.  Флорес Хосе
 9.  Мосес Эдуардо
11. Амбрис Хасинто
16. Давалос Хорхе

тренеры
Мосягин СергейКасарин Орасио
судьи

Главный: Вотро Мишель (Франция)
боковые: Арналдо Давид Сезар Коэльо (Бразилия), Сахар эль-Хавари (Египет)

10.07.1977
Тунис, Олимпийский стадион "Эль-Менза"
22 000 зрителей
 

ДАЛИ О СЕБЕ ЗНАТЬ

Теперь это уже не секрет, но десять дней было секретом. Первого июля в Сфаксе на матче СССР — Парагвай присутствовал президент ФИФА Ж. Авеланж вместе с группой ответственных работников этой организации. Так вот после матча, в узком кругу этих самых работников, Авеланж высказал мнение, что советская сборная — сильнейшая на турнире, а «семерка» — Бессонов — имеет все основания рассчитывать на приз лучшего игрока. А рассказал об этом нам с Сергеем Мосягиным югослав Милянич, ныне тренер испанского «Реал Мадрида», в Тунисе — член комиссии ФИФА, изучавшей методы подготовки команд юниоров к турниру. В тот момент, после второго матча, не повидав команд из других подгрупп, мы не могли отнестись к этой реплике с полным доверием, хотя она и принадлежала президенту, и сочли ее комплиментом официального лица, желающего быть всем приятным. Но в блокнот я ее на всякий случай занес.

Как видите, в данном случае президент слов на ветер не бросал, и прогноз делает честь его футбольной интуиции. И все-таки, пусть и оставившая хорошее впечатление, наша команда была еще так далека от первого места, такая тяжелая дорога ее ждала, столько ей еще предстояло вынести и вытерпеть, что даже странно, как можно было в тот момент поручиться за ее победу.

Только потом, когда все кончилось, когда позади остались ничьи с Уругваем — 0:0 и Мексикой — 2:2 и опустошающие душу тягостные серии пенальти, можно было отдать себе отчет в том, что же в больших турнирах перевешивает при видимом игровом и голевом равенстве.

Тот же Милянич проинформировал нас, листая свой деловой блокнот, что сборная Бразилии, например, готовилась к турниру четыре месяца и провела 20 контрольных встреч, сборная Берега Слоновой Кости — девять месяцев, играла много и в Африке, и в Европе, сборная Уругвая чуть ли не год в одном составе и только что выиграла трудное первенство юниоров Южной Америки, сборная Ирака — чемпион Азии, выиграла отборочный турнир к чемпионату в Тунисе. Словом, хотя встреча лучших команд юниоров мира и была первой, большинство федераций отнеслись к ней со всей серьезностью. Да это и было видно в ходе чемпионата, потому что все команды, которые удалось посмотреть, играли осмысленно, складно, были хорошо тренированными. Я говорю об этом для того, чтобы дать представление об уровне турнира. Равенство сил, проявившееся в обоих полуфиналах (1:1 и 0:0) и в финале (2:2), выглядело совершенно естественным и выразило одинаковость суммы футбольных достоинств команд (хотя слагаемые этих сумм и были разными) и их горячее, чисто юношеское стремление к победе.

Уругвайцев, оставшихся четвертыми, отличали выучка, техничность, практический подход к матчам, когда акцент ставится на оборону, а счет 1:0 более чем достаточен.

Бразильцев, третьих призеров, полагалось бы отметить призом за красоту игры, за увлеченность самим процессом игры, независимо от результата, они с мячом обращались артистично, и голы им хотелось забивать только особые, с шиком, и, наверное, поэтому они их забили меньше, чем было нужно.

Мексиканцы, серебряные медалисты, играя просто, максимально просто, считая такой способ игры наиболее для себя приемлемым, не отвлекались ни на какие вольности и штучки, которые легко было бы извинить возрастом, вкладывали во все свои движения и маневры столько страсти и убежденности в своей правоте, что им, вопреки предсказаниям авторитетов, удалось не уступить сборной Бразилии в полуфинале и сборной СССР в финале, хотя, объективно говоря, они должны были бы уступить.

Одним словом, у всех команд, которые тягались за главный приз, было достаточно своих веских аргументов. Однако приз достался не им, а нашей сборной. Существует ли короткий ответ на вопрос, почему? Да, я думаю, что ответ есть. Наша команда была тверже остальных. Тверже и в игре, тверже и характером.

Наблюдая за ней, я постоянно думал, что эти юноши, собранные из разных городов и команд, не так уж много времени проведшие вместе, имеющие разный игровой опыт и разные заслуги, по-разному одаренные и обученные, как-то удивительно верно и точно воплощают в своей игре и в своем поведении те черты советского футбола, которые издавна его отличают и отступление от которых неминуемо ведет наши команды, как клубные, так и сборные, к неудачам.

Эти девятнадцатилетние юноши были одновременно скромными и знающими себе цену, на поле они выходили побеждать и ни перед одним соперником не тушевались, цель своей игры в первую очередь видели в наступлении, были корректны, но и не отпрыгивали в сторону, если им угрожали грубостью, были коллективны, все, что происходило в матчах, касалось их всех, ошибки и удачи делились поровну.

Говоря все это, я вовсе не намерен создать у читателей образ идеальной команды только потому, что она выиграла представительный турнир. Совсем нет. Было отчетливо видно (и обидно при этом), что некоторые наши юные футболисты менее свободно обращаются с мячом, чем их сверстники из других команд, было видно (и не менее обидно), что мы не располагаем такими форвардами, которые выделялись у бразильцев, уругвайцев, мексиканцев, что наши полузащитники, хорошо, с толком играя в середине поля и в зоне своих ворот, в заключительной фазе атаки практически участия не принимали, что обедняло тактические возможности команды, да и крайние защитники шли вперед эпизодически, урывками. Но все эти технические пробелы наша сборная с лихвой перекрыла своей твердостью. Она оказалась твердым орешком для всех соперников. Может показаться, что два выигрыша по пенальти — это просто добрый знак судьбы. Но этих самых пенальти в двух решающих матчах, в накаленной обстановке мирового чемпионата под присмотром всех судейских сил ФИФА наши футболисты забили 13 из 15. Я думаю, что таким результатом могли бы гордиться любые мастера, самые известные, а не только игроки дублирующих составов, какими в большинстве являются нынешние золотые медалисты.

Фото с сайта: futbolandiadreamin.blogspot.ru

Имена девятнадцатилетних чемпионов появились в печати, прозвучали в эфире. Пожалуй, только Бессонов и Хидиятуллин были известны до этого, остальным предстоит доказывать свои права и способности надежной игрой уже не среди сверстников, а среди взрослых мастеров. И поскольку все это непросто, мне не хотелось бы торопиться с характеристиками. Но в нескольких юношах я вполне уверен, и понимание игры, и физические данные, и уверенность у них под стать мастерам.

И тут невольно начинаешь думать вот о чем. В прошлом году наша сборная 18-летних выиграла турнир УЕФА, а в нынешнем заняла в нем призовое третье место, не проиграв ни одного матча, в том же прошлом году наша молодежная сборная стала чемпионом Европы, наши юниоры регулярно обыгрывают своих сверстников в международных турнирах, ставших теперь повсюду чрезвычайно модными, и вот только что с золотыми медалями вернулись из Туниса еще семнадцать юниоров. Другими словами, успехов в юношеском звене футбола мы имеем куда больше, чем в звене взрослом.

Понятно, что вещи это разные, что даже не все талантливые юниоры обязательно вырастают в больших мастеров. Все же связь между этими звеньями быть должна. И закрадывается мысль: а что если неправы постоянно сетующие на отсутствие резерва наши уважаемые клубные тренеры? Не ждут ли они только готовых, сложившихся мастеров, и, может быть, им не достает терпения повозиться с юниором, а тот посидев год-другой на лавочке, скисает, теряет веру в себя? Я не хочу сразу, сгоряча делать далеко идущие выводы, но вопрос напрашивается. Хотя, конечно — и тут я повторюсь, — пробелы в футбольном образовании наших юниоров (и это вина педагогов) вполне очевидны, и никакими золотыми медалями не скрыть того простого факта, что в наших специальных школах не умеют как следует обучить ребят свободно выполнять все необходимые в игре приемы. А если бы умели, то тогда, возможно, нашей команде и не понадобилось бы проходить сквозь огонь и воду одиннадцатиметровых серий!

Я отвлёкся от событий чемпионата. Но, впрочем, организованный ФИФА мировой чемпионат юниоров как раз и задумывался с той целью, чтобы поощрить внимание футбольных организаций разных стран к разделу, становящемуся едва ли не гарантией благополучия футбола в мировом масштабе. Так что и нам еще предстоит рассмотреть уроки этого чемпионата, заслонясь от золотого блеска.

О заключительных матчах чемпионата я довольно подробно писал в «Советском спорте», и повторяться не хотелось бы. Буквально по нескольку слов о них, как выражаются телекомментаторы, «для тех, кто опоздал».

Мексика — Бразилия. Бразильцы были интереснее, играли под аплодисменты, но медлили с голом. Мексиканцы были проще и целеустремленнее и в конце концов после углового открыли счет. Тут их самонадеянные соперники кинулись в наступление, забили гол, но всего один. Серию пенальти мексиканцы пробили идеально, без промаха.

СССР — Уругвай. Уругвайцы, с самого начала натолкнувшись на скорость и неотступность наших игроков в единоборствах, как-то потерялись и стали стороной более обороняющейся, чем атакующей. Наши владели инициативой, но одолеть привычных к защитной маяте соперников не сумели, моментов было мало у обоих ворот. Счет по пенальти — 4:3 в пользу нашей сборной.

Бразилия — Уругвай. Матч за 3-е место, утешительный финал, как его называют. Уругвайцы были еще удручены поражением, а бразильцы, как всегда, играли с видимым удовольствием, легко и изящно. Их победа — 4:0, несколько неожиданная по цифровому результату.

СССР — Мексика. Нервный первый тайм со взаимными промахами в атаке. Второй (его показывали по телевидению) был ярким и дал счет 2:2. Оба мяча в нашей команде забил Бессонов, один раз поймав защитников на нерасторопности и второй раз со штрафного мимо «стенки» в левый нижний угол. Дополнительное время мексиканцы играли вдесятером, одного у них удалили, и, как это почти всегда бывает в футболе в таких случаях, особенно старались, и наши не имели преимущества. С одиннадцатиметровыми разыгралась целая драма. Наши забили 9 из 10, а мексиканцы — 8, причем два парировал наш запасной вратарь Сивуха, специально встававший в ворота перед началом этих серий.

После этого наша команда взбежала в центральную ложу, и президент ФИФА Ж. Авеланж, так удачно ее оценивший, вручил капитану Балю серебряный Кубок и Бессонову приз лучшего игрока турнира.

Это была радостная до слез минута. У нашего футбола своеобразная судьба. Он в мире имеет высокую репутацию, а больших призов добыто не так уж и много, меньше, чем причиталось бы согласно репутации. Девятнадцатилетние наши ребята еще раз дали знать миру о нашем футболе. Дали знать и нам, что живы твердость и надежность — те черты нашего футбола, к которым с уважением относятся все соперники, все наблюдатели и на которые нам следует опираться.

Лев ФИЛАТОВ, наш специальный корреспондент

Еженедельник «Футбол-Хоккей», № 29, 1977 г., стр. 8-10

Материал предоставил Александр ШТЕФА (г. Батайск, Ростовская область)




ТЫ ПОМНИШЬ, КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ?..

Первый молодежный чемпионат мира завершился нашей победой

Каждый новый президент ФИФА приходит на этот пост со свежими идеями, которые, по его мнению, способны дать существенный толчок дальнейшему развитию футбола. Так три года назад одержал победу на выборах Зепп Блаттер, выдвинувший идеи континентальной ротации мест проведения мировых чемпионатов и организации чемпионата мира для клубов, а затем еще и предложивший проводить мировые первенства раз в два года (то, что все его начинания пришли в итоге к состоянию, близкому к краху, — уже другой вопрос). Так и бразилец Жоао Авеланж, заменивший в 1974 году на посту президента ФИФА англичанина Стэнли Роуза, победил на выборах не в последнюю очередь благодаря выдвинутым им оригинальным идеям. Наиболее известны две из них — увеличение формата мировых первенств (количество участников финальных турниров чемпионатов мира увеличилось с 16-ти до 24-х, а затем и до 32-х команд) и организация первенств мира для молодежных, а затем и юниорских сборных.

Удивительно, что никто не додумался до этого до Авеланжа, который просто предложил заполнить пустующую нишу. Действительно, если первый континентальный футбольный турнир был проведен в Европе еще в 1948 году, а в Южной Америке — в 1953-м, то представители различных континентов мерились силами между собой лишь в неофициальных соревнованиях, пусть некоторые их них (в Каннах, Монте-Карло и Ницце, например) и бывали частенько весьма представительными.

Именно один из таких традиционных турниров в Каннах, на котором побывал Жоао Авеланж, и вдохновил его на организацию чемпионата мира среди молодежи. Целью его, по мнению президента ФИФА, было поощрение футболистов из развивающихся стран в надежде, что молодые игроки из Африки и Азии получат важный опыт, который позднее окажется очень ценным для них в настоящем первенстве мира. Именно поэтому континентальное представительство на молодежном ЧМ разительно отличалось от "взрослого".

В первом турнире выступали шесть команд из Европы, по три из Южной Америки и Африки, по две от Азии и Центральной Америки. Сейчас участников чемпионата стало в полтора раза больше, но европейских сборных осталось столько же, в то время как количество сборных, представляющих "остальной мир", суммарно увеличилось на восемь.

Первый чемпионат мира среди молодежных сборных решено было провести в Тунисе в феврале 1977 года. Предполагалось, что он будет носить имя предшественника Авеланжа на посту президента ФИФА — Стэнли Роуза. Затем возникла другая идея — посвятить новый турнир французскому журналисту Габриэлю Ано, по инициативе которого в свое время был организован Кубок европейских чемпионов. На деле же все вышло куда прозаичнее: концерн «Кока-Кола» предложил ФИФА 3 миллиона долларов за то, чтобы чемпионат мира среди молодежи получил бы название «Кубок «Кока-Кола», и это было предложение из разряда тех, от которых, как говорил Дон Корлеоне, «нельзя отказаться». «Мы используем полученные средства для помощи странам, где футбол не слишком развит, посылая туда группы специалистов», — объяснял свою позицию Жоао Авеланж.

Решение это пришлось по душе далеко не всем. Известный французский журналист Макс Юрбини (в СССР в 1973 году была издана его книга «Футбольные истории») писал по этому поводу: «Можно понять президента ФИФА Жоао Авеланжа, когда он, руководствуясь финансовыми соображениями, охотно принял предложение компании "Кока-Кола", которая пожертвовала крупную сумму на развитие футбола. Но не все, что дешево обходится, на деле оказывается качественно полноценным. Ведь популярность и авторитет первого молодежного чемпионата мира вряд ли выиграют, если будут отмечены фирменным знаком компании по производству прохладительных напитков, которая буквально весь мир усеяла своей рекламой. Как бы не затерялся в ней футбол... »

Спонсорство «Кока-Колы» не вызвало энтузиазма и в самом Тунисе. Так, министр спорта этой североафриканской страны М'Баэаа заявил, что, хотя у правительства Туниса и нет возражений по части дотаций со стороны американской компании, с названием турнира оно никогда не согласится. «Мы официально отказываемся проводить мировое первенство под одобренным ФИФА названием — «Кубок «Кока-Кола», но согласны организовать турнир на приз нашего президента Бургиба», — сказал министр.

Тунисские власти информировали об этом президента ФИФА.

Тот обещал подумать и разобраться. Может, и подумал, но решения своего так и не изменил, и официально турнир обрел имя «Кубок Кока-Кола». Тунисцы же именовали его по-своему и помимо Кубка, врученного победителю от имени ФИФА, добавили еще свой Кубок Бургиба. А эмблема «Кока-Колы» появилась на официальной эмблеме турнира только в 1981 году.

Довольно противоречивую реакцию вызвала идея о проведении молодежного чемпионата под патронатом «Кока-Колы» и в Европе. Естественно, в Старом свете к названию турнира отнеслись более спокойно, но и там тревожились, что проведение молодежного чемпионата мира в предложенном ФИФА виде положит начало той сомнительной форме меценатства, что в будущем грозит сделать футбол неуправляемым. Задавались вопросы, что произойдет с чемпионатом, если, к примеру, «Кока-Кола» не пожелает продлить контракт с ФИФА, который заканчивался в 1983 году, или, где реально пролегает граница между помощью молодежи и ее эксплуатацией, использованием ее в интересах фирмы.

Были и другие проблемы. Юношеский комитет УЕФА, опасаясь, что турнир может нанести ущерб психологической и физической стабильности молодых игроков, выразил сомнение в ценности и целесообразности нового проекта. В опубликованном юношеским комитетом заявлении говорилась, что его представители опасаются излишнего психологического перенапряжения молодежи, ибо турнир назван чемпионатом мира, что не совсем реально соответствовало спортивному смыслу события. «Ажиотаж вокруг турнира может повредить той работе, которая ведется с молодежью, и может принести диаметрально противоположный эффект, подорвав усипия федерации по постепенному становлению юношеского футбола», — подчеркивалось в заявлении.

И все-таки ФИФА сумел убедить своих европейских коллег в целесообразности нововведения, приведя резонный довод, что молодежный чемпионат предоставит развивающимся странам, где футбол не слишком развит, возможность привлечь внимание к этой игре и поднять ее уровень. Что же касается спонсорства, то вполне очевидно было, что для любого нового турнира необходимо отыскать источник финансирования, вследствие чего и был подписан контракт с «Кока-Колой». А поскольку фирма выделяет немалые средства, она имеет право требовать что-то взамен.

УЕФА вынужден был согласиться с ФИФА, но отнесся к новому соревнованию без энтузиазма, проигнорировав, в частности, просьбы ФИФА определить шестерых участников чемпионата мира. Пришлось боссам мирового футбола самим решать за европейцев, так и не определивших своей позиции. Поскольку времени на проведение отборочных игр не оставалось, было принято решение определить шестерку по итогам европейских первенств среди юниоров. Желание принять участие в чемпионате изъявило 19 европейских стран (10 — Бельгия, Дания, Англия, ГДР, ФРГ, Исландия, Люксембург, Голландия, Шотландия и Швеция играть на ЧМ отказались, а Албания, Кипр, Лихтенштейн и Швейцария ответа на запрос не прислали), и право отправиться в Тунис ФИФА доверила победителю юниорского чемпионата Европы сборной СССР, финалисту — команде Венгрии, а также австрийцам, французам, итальянцам и испанцам.

В декабре 1976 года была определена новая дата проведения турнира — с 27 июня по 10 июля 1977 года. К турниру допускались футболисты, родившиеся не раньше 1 января 1958 года. Решено было, что продолжительность тайма будет составлять 40 минут, поскольку летом в Тунисе стоит страшная жара.

Поскольку чемпионат мира — молодежный, то было бы совершенно логично, чтобы проект нового кубка создал молодой художник, и ФИФА организовала конкурс, участниками которого могли быть люди не старше 25 лет. Победителем его стал 24-летний американец Ричард Кобл, студент рочестерского колледжа, удостоенный премии в полторы тысячи долларов. Серебряный кубок изготавливался в условиях жесткого дефицита времени и был доставлен в Тунис уже после начала турнира — 1 июля.

Мы не станем подробно останавливаться на ходе первого мирового чемпионата. Об этом лучше расскажет его непосредственный участник — капитан сборной СССР Андрей Баль и приведенная дальше статистика. Отметим лишь, что турнир открыл для мирового футбола немало известных имен, ставших впоследствии игроками национальных сборных своих стран. Именно в Тунисе сделали первые шаги к международной известности советские футболисты Сергей Балтача, Виктор Каплун, Андрей Баль, Владимир Бессонов, Вагиз Хидиятуллин, Валерий Петраков, испанцы Франсиско Буйо, Сантьяго Уркиага, Рикардо Гальего, французы Бернар Женгини, Филипп Жанноль, Мишель Бибар, итальянцы Джузеппе Барези, Джованни Галли, Антонио Ди Дженнаро, уругвайцы Уго Де Леон, Марио Саралеги, Рубен Пас...

Лучшим же игроком чемпионата признан киевский динамовец Владимир Бессонов.

А молодежный чемпионат мира убедительно доказал свое право на существование, и вопросы о целесообразности его проведения больше уже не задавались.

Газета "Команда". 16.06.2001

Материал предоставил Андрей АНДРЕЙКО (г. Полтава)




Наш специальный корреспондент Лев ФИЛАТОВ передает с юношеского чемпионата мира по футболу

ПЕРВЫЕ — В ПЕРВОМ!


Не знаю, существуют ли на зеленом поле более суровые и жестокие испытания, чем те, которые выпали на долю наших ребят на протяжении тринадцати дней первого юношеского чемпионата мира. На них буквально обрушивались, не стесняясь в выборе средств, страстно жаждавшие победить иракцы и парагвайцы, против них выстраивали непроходимую крепость австрийцы, с ними бились до последнего послематчевого пенальти уругвайцы, не без основания очутившиеся в фаворитах. И, наконец, в финале — с мексиканцами — развернулись прямо-таки невиданные по накалу события, когда на протяжении 159 минут судьба главного приза висела на волоске, зависела от одного мгновенного — меткого либо неверного удара. С точки зрения зрителей этот матч не назовешь иначе, чем трепкой нервов. И каково же было им, юным футболистам?

И вот — мгновение развязки. Сыграно основное время, сыграно дополнительное, пробито обеими командами по девять 11-метровых. И счет 8:8. Очередной удар (кажется, им не будет конца) наносит мексиканец Гардуно. Наш вратарь Юрий Сивуха падает, отбивает мяч. До этого он уже три раза играл так же удачно, но два его броска были признаны судейской экспертизой преждевременными, и удары повторялись. Что сейчас? Мы на трибунах долго в неведении. Но вот судья Вотро, поговорив со своим коллегой бразильцем Гоельхо, специально не спускавшим глаз с вратарей, делает жест, показывающий, что Гардуно может идти, повторного удара не будет.

Теперь очередь нашей команды. Появляется В. Каплун, центральный защитник. Он бьет десятым по счету. (А порядок выхода устанавливался тренером, который руководствовался умением игроков наносить этот драматический удар). Серьезный, основательный человек, этот Виктор Каплун. Он по-хозяйски устанавливает мяч, далеко отходит, делает расслабляющие движения, разбегается и бьет — без обмана, со всей силой, на совесть. Это тот самый гол, который дарует нашим победу, Кубок и золотые медали!

На табло вспыхивает, взятая в золотую электрическую рамку, надпись: «Первый чемпион юниоров — СССР». А на часах — 21.09 (по-московскому времени — на час больше). Турнир окончен, призы розданы, все ясно. Наша команда цепочкой вбегает в центральную ложу (лестница почета!), и Андрей Баль, улыбающийся до ушей, принимает из рук президента ФИФА Ж. Авеланжа серебряный Кубок. И затерялось сияние этого Кубка среди сияния лиц победителей. Они счастливы открыто и озорно. И даже осунувшиеся, как это ни странно говорить, выглядят моложе своих 19 лет...

До начала матча мало кто предполагал, что все может так трудно сложиться. Общее мнение было в пользу нашей команды. Мне кажется, что и сна сама была того же мнения. И это ни в коей мере не было зазнайством, видно же все-таки опытному глазу, кто как играет. Мексиканцы до этого выглядели на поле и проще, и бесхитростнее, чем бразильцы и уругвайцы. Но как превосходно уравнивает всех в футболе атмосфера решающего матча! Ни тебе классификаций, ни сопоставлений, ни прогнозов, чистейшее «кто кого».

Мексиканцы дали нашим генеральное сражение. И установили на поле равенство, при котором у матча мог быть любой исход. Отдадим им должное! Больше вложить души в футбольную игру, чем это сделали мексиканцы, вряд ли возможно.

Начался финальный матч обменным выходом форвардов один на один с вратарями: сначала это сделал мексиканец Манцо, затем — Бессонов. Обоих подвело одно какое-то неверное движение. Эти выходы задали тон матчу. Он после этого стал острым, нервным, и судьба его много раз висела на волоске. Наша команда была вынуждена существенно перестроить свои ряды, и это отразилось на ее игре. Она осталась без форвардов: Халайджян был отчислен, Петракова перед финалом дисквалифицировали за два предупреждения, Батич уже здесь перенес операцию аппендицита. Тогда и были поставлены впереди полузащитник Бессонов и защитник Сопко, до этого не игравший в турнире. Подыгрывающих, помогающих в атаке футболистов оказалось немало, а таких, которые бы со знанием дела завершали атаки, что-то не было видно. Разве что Бессонов? Перед началом матча в ложе прессы раздали бюллетень для определения лучшего игрока турнира. Мы с корреспондентом ТАСС И. Мякишевым первым написали Бессонова. Но будет ли подтвержден наш выбор еще и финалом?..

Первый тайм прошел неровно, судорожно. Было видно, что обе команды, понимая значение матча, старались не ошибаться, и скорее всего именно поэтому ошибались более, чем обычно. Мексиканцы — чуть острее. У них хорош Манцо, настоящий ударный центрфорвард, ловкий и быстрый. В нашей команде очертания атаки как бы размыты — все охотно помогают друг другу, но никто не делает последнего рывка. Дважды оказывается в хороших позициях и бьет по воротам Хидиятуллин, но удары не получились. К концу тайма наша команда взяла себя в руки, наладила комбинационную игру и сразу добилась перевеса.

Во втором тайме буквально пролился дождь голов. К этому шло, напряженность матча и небезошибочность обеих сторон должны были как-то выразиться.

На 43-й минуте Бессонов мастерски воспользовался секундным замешательством защитников, прошел сквозь их строй и под острым углом забил мяч в ворота. На 50-й минуте судья назначил свободный удар в штрафной площади за передержку вратарем мяча, и Кардуно сравнял счет.

Спустя четыре минуты Бессонов искусно пробил штрафной удар мимо «стенки» в левый нижний угол — 2:1. Теперь можно было не сомневаться, что Бессонов станет лауреатом. Он и до этого играл превосходно, а голы в финале обычно расцениваются по высшему тарифу. Так и случилось: Бессонов получил приз лучшего игрока чемпионата.

И, наконец, на 58-й минуте центральный нападающий Манцо делает счет 2:2. В конце тайма судья удалил с поля за умышленную грубость мексиканского защитника Альвареса.

Дополнительное время — два тайма по 10 минут — мексиканцы провели с подъемом, хотя и были в меньшем составе. За пять минут до конца, когда дело шло к серии 11-метровых, снова, как и в полуфинальном матче с Уругваем, в игру вступил запасной вратарь Сивуха.

Вернемся к серии пенальти. Первый же удар капитана команды Мексики Рубио наш вратарь берет. Забивают Балтача и Бессонов. Надо же случиться такому совпадению, что и капитан советской команды Баль бьет неточно — в штангу. Трижды мексиканцы повторяют удар, даже когда Манцо послал мяч выше из-за преждевременных движений вратаря. Забивает Ильин, потом, со второго раза, Бодров. 4:4. Еще по четыре удара, и все без промаха. У нас забили Сопко, Бычков (в отчете о матче с Уругваем я ошибся, написал, что он пробил пенальти неточно, но то был не он, а Ильин), Хидиятуллин и Крячко. А потом — мгновения последних ударов.

Что ж, этот финал — какой-то особый? Исключение из правил? Думается, что нет — в нем отразилась общая тенденция спорта, когда от учета десятых долей секунд и баллов переходят к тысячным. Не миновал этого, как видно, и футбол, где в больших турнирах, по всей вероятности, скоро начнет исчезать из лексикона выражение «легкая победа». А уж если такая победа случится, то этому будет веская и очевидная причина, такая, например, как в матче Бразилия — Уругвай, состоявшемся в субботу.

Обе команды имели достаточные основания претендовать на победу в турнире, обе они сильны и своеобразны. И та, и другая уступили в полуфинале в драматических обстоятельствах, по пенальти. Но с бразильцами беда случилась на день раньше, и они не только лучше отдохнули, они успели прийти в себя, подавить досаду. А уругвайцы вышли на матч, где определялся третий призер, в растрепанных чувствах. Бразильцы же едва почувствуют в рядах соперников заминку, моментально делаются хозяевами положения. Так было и в матче с Италией, так было и в матче с Уругваем.

В футболе все познается в сравнении. Против каких-то команд уругвайцы выглядели высокотехничными, а бразильцы между тем играли с ними, как кошка с мышью.

Короче говоря, ожидаемого интересного матча не получилось, бразильцы непринужденно выиграли — 4:0. В этом матче судьей на линии был советский арбитр Э. Азим-заде. До этого он реферировал сложный матч Испания — Тунис, от которого зависела судьба группового турнира, и вполне успешно.

Две недели большого юношеского футбола позади. Мне удалось повидать в Тунисе 12 игр с участием сборных десяти стран, и все эти матчи, как и все эти сборные, были по-своему интересны. Команды Мексики, Ирана, Ирака, Берега Слоновой Кости, хотя и не занимают ведущих позиций, показали себя растущими, сочетающими футбольный «модерн» со своими собственными стилевыми чертами. Любопытно было взглянуть и на резервы известных в футболе держав: Бразилии, Уругвая, Италии. В составе этих команд немало техничных, одаренных юниоров, обещающих стать мастерами. Этот чемпионат должен стать поводом для выводов. Хотя наша сборная его выиграла, заметно, что, например, в технической оснащенности наши юниоры уступают сверстникам из Бразилии, Уругвая и Италии, что не хватает нам острых, ударных форвардов. Ясны были и пробелы в формировании сборной.

Тренер С. Мосягин перед началом чемпионата говорил (я об этом упоминал в «Советском спорте»), что сборной предстоит найти свою игру, свое лицо в ходе матчей. Она сумела это сделать и от встречи к встрече становилась все более дружной, стойкой и мужественной. Больше этой команды 19-летних не будет, свое она отыграла. Футболисты разойдутся по клубам. Каждого ждет своя спортивная судьба. Но все они сделали доброе дело для нашего советского футбола.

В заключение репортажа исполняю приятный долг и перечисляю победителей первого юношеского чемпионата мира.

Вот в таком составе советская команда провела финальный матч: А. Новиков (Ю. Сивуха, 95), В. Крячко, С. Балтача, В. Каплун, А. Ильин, А. Баль, И. Бычков, В. Бодров, В. Бессонов, В. Хидиятуллин, А. Сопко.

Не играли в финале В. Петраков и Г. Батич. Запасными были С. Игумин, С. Жарков и С. Кисельников. Готовили сборную тренеры С. Коршунов и С. Мосягин, а в дни чемпионата ею руководил С. Мосягин. С командой работали заместитель начальника Управления футбола В. Иванов, врач В. Аниканов и массажист А. Прошин.

ТУНИС, 11 июля

"Советский спорт", 12.07.1977 г.

Материал предоставил Владимир ШАРЕНКОВ (г. Фряново, Московская область)


Категория: 1977 (юниоры) | Добавил: russia-matches (10.07.2009) | Автор: Хромцев Алексей
Просмотров: 2640 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar


 |  В начало страницы  | 

Создание и поддержка сайта Алексей Хромцев © 2007-2017 Неофициальный сайт сборной России по футболу — Russia-matches.ucoz.ru

При использовании материалов ссылка на сайт «Неофициальный сайт сборной России по футболу» обязательна, для интернет-проектов необходима гиперссылка на www.russia-matches.ucoz.ru . Редакция сайта не несет ответственность за содержание информационных сообщений, полученных из внешних источников. Авторские материалы предлагаются без изменений или добавлений. Авторские права на все фотографии, взятые из различных источников, принадлежат их авторам. Использование материалов сайта возможно лишь с указанием имени автора или названия источника используемого материала, если последние указаны. Позиция редакции сайта может не совпадать с точкой зрения автора. Администрация сайта не несет ответственности за содержание рекламных материалов. По вопросам размещения рекламы, а также замечания и предложения по работе сайта присылайте на AleKHandro79@mail.ru.

Яндекс.Метрика